УСПЕХ ОТ НЕУДАЧ

Во второй части нашего интервью Филипп Миллс рассказывает о неудачах, сопротивлении и чему он научился на своих ошибках

САРА ШОРТТ:

Ваши родители открыли первый спортзал Les Mills в 1968г. Как это окружение фитнесом в детстве повлияло на ваш выбор карьеры?

ФИЛИПП МИЛЛС:

Фитнес и спорт всегда присутствовали в моей семье. Еще до того, как мои мама с папой открыли свой первый клуб Les Mills World of Fitness в 1968, мой двоюродный дед Норман открывал спортзалы в Окленде аж 1920х гг.

Когда я рос, наш дом был заставлен коробками с фитнес-журналами и книгами, и папа занимался как тяжелой, так и легкой атлетикой. Половина дома, где я рос, состояло в Федерации тяжелой атлетики Окленда!

Изначально, спортзал был чем-то вроде хобби, которым занимались мама с папой, потому что любили помогать людям и разделять с ними свою страсть к здоровью. Папа был национальным тренером по легкой атлетике, и они нанимали в основном атлетов и тренеров – из легкой атлетики, тяжелой атлетики, единоборств, гимнастики… тех людей, которые были помешаны на фитнесе.

Именно это люди создали культуру данной организации. Когда я подростком работал в спортзале, они вдохновляли меня. И беседы за ужином в нашей семье всегда касались спорта и фитнеса. Это окружали меня всю мою жизнь, это в моей крови, в этом моя любовь. Именно это позволило мне проработать в этой отрасли 50 лет.

Поговорим о неудачах. Какое было первое впечатление?

Моя семья всегда страстно любила легкую атлетику, и мы с сестрой переняли эту страсть. Дом, где мы жили, находился в Грей Линн Парке, когда-то это была атлетическая площадка номер 1 в Новой Зеландии. Я потратил много времени в своей жизни на тренировки, ведь всё, о чем я мог думать на протяжении 10 лет, это как попасть в олимпийскую сборную. Мне это так и не удалось, что стало для меня большой. Я квалифицировался раз шасть в 1976, но из-за того, что я жил в Штатах в то время (по спортивному гранту) новозеландские отборщики сказали, что я был американским резидентом, и вычеркнули меня.

Мне казалось это концом света, и я немного съехал с катушек. Я провел год в музыкальном бизнесе, я тогда был менеджером рок-группы моего шурина. Было круто, но очень неполезно. Оба моих шурина умерли молодыми от физических издевательств над своим телом. После года ночей в прокуренных барах первоначальный восторг исчез… понимаешь, что не так ты хочешь прожить свою жизнь.

Итак, я снова обрел страсть к фитнесу и вернулся в индустрию спорта. Но я хотел сделать наш клуб интереснее. Опыт, который я получил от постановок шоу и работы с исполнителями, давал мне идеи, как можно это внедрить.

И куда это привело?

Мы разработали ряд тренировок под громкую музыку и запустили их в оклендском клубе. Мы также открыли студию группового фитнеса – то, что сейчас мы называем бутиком, - в деловом квартале Окленда. Мы наняли голодающих актеров и спортсменов и платили им по $1 за каждого участника занятия – огромные деньги по тем временам! Занятия очень быстро взлетели, и мы расширились в сеть по всей Новой Зеландии в начале 80х гг. Мы также выдавали лицензию на наши занятия другим новозеландским клубам и инструкторам, которые вели их в школьных залах, домах культуры, спортивно-развлекательных центрах и т.п..

Затем мы с Джеки привезли занятия в Австралию и открыли демо-студию в Бонди Джанкшен . Но к тому моменту аэробика уже встала на ноги, и мы боролись за выживание финансово, несмотря на то, что были названы крупнейшей ежедневной газетой лучшей студией Сиднея.

В конечном счете, у нас было 300 инструкторов, ведущих занятия по центрам и залам Австралии, и мы купили один из самых популярных в Сиднее спортзалов - The Club в деловом квартале Сиднея – и открыли большой мультиспортивный комплекс с австралийскими партнерами в Ньюкасле. У организации был частичный успех, но мы вложили все деньги, заработанные в Новой Зеландии, чтобы выйти на этот уровень, а в конце концов нам пришлось продать три австралийских клуба.

Так что после трех изнурительных лет мы вернулись в Новую Зеландию с желанием покончить с индустрией фитнеса. Джеки пошла в медицинское училище, а я прошел год MBA, пока меня не позвали вернуться к управлению новозеландской сетью клубов, когда мои родители решили выйти на биржу.

Мама с папой продали акционерную компанию в сентябре 1987 – за месяц до мирового обвала биржевых рынков. Они ушли в политику – отец пробыл три срока мэром Окленда. Но я решил выкупить компанию назад у ликвидаторов, и это повлекло за собой заем больших денежных средств.

Новая Зеландия толком не вышла из рецессии до 1993 и цены на недвижимость упали вдвое и больше. Лично для меня тот период с 1988 по ’93 был очень трудным. Мне приходилось работать, чтобы вылезти из долгов, а у нас были маленькие дети, и Джеки работала 100 часов в неделю в больнице.

А BODYPUMP™ разве не в это время появился?

Да, в середине той поры мы создали BODYPUMP! Прямо в своей гостиной.

В конце концов мы выплатили долг и сеть клубов вышла снова в плюс. Тогда мы вернулись в Австралию в партнерстве с Биллом Робертсоном [тренер австралийской сборной по плаванию и владелец фитнес-клуба] в 1995 и стали запускать занятия по всему миру в ‘96/’97.

Но с тех пор было еще много взлетов и падений. У меня было три неудачи в индустрии питания, поскольку первые грабли меня не научили держаться от этого подальше!

Были и другие провалы... В 90’х мы создали успешную систему персональных тренировок (ПТ) – в нашем самом крупном клубе было свыше 100 ПТ. На волне успеха наших тренировок мы попробовали запустить и это по всему миру, но не вышло.

Как пристально вы сейчас изучаете программы?

В основном те занятия, которые я сам регулярно выполняю, вот тут я пристаю к Джеки и команде. Я занимаюсь BODYBALANCE™/BODYFLOW® и сайклингом, поэтому постоянно вношу свой вклад в них. Поэтому я искренне считаю, что THE TRIP™ у них получился восхитительным – я на него по-настоящему подсел.

На самом деле, я считаю, что креативные директора и программные директорам вывели все программы на чудесный уровень… и то, что с ними делает съемочный отдел, вдохновляет!

Этого я никак не ожидал. [В прошлом интервью] я говорил, что у разных инструкторов разные сильные стороны, именно поэтому мы поняли, что на мастер-классе должно быть много самых разных презентеров – нужны было показать разные навыки, иначе мы бы не охватывали людей с другими умениями, нежели у программных директоров.

Где-то 20 лет назад мы начали приглашать презентеров со всего мира и постепенно вкладывали всё больше ресурсов в их съемки. Наши исследования показывают, что в среднем инструкторы смотрят видео раз пять при разучивании хореографии. Ты настолько впитываешь это на подкорку, просмотрев видео пять раз; Это осень мощный инструмент запоминания, и чем лучше съемка, тем лучше, мы считаем, инструкторы ведут в своих клубах.

Это также послужило сказочным видео-контентом для Virtual и LMOD [LES MILLS On Demand], которые поспособствуют росту живых занятий в ближайшие годы. Я вижу, что некоторые клубы заменяют живые занятия виртуальными сейчас, но это ошибка, которую они скоро осознают.

Virtual великолепен для непиковых часов и мы ясно замечаем, что он увеличивает посещаемость живых тренировок, поскольку служит трамплином в них. Но виртуальные занятия не могут построить отношения [с клиентами], как это делают инструкторы. Мы это подчеркиваем клубам через команду по продажам и через новый курс для GFM (Менеджеров группового фитнеса).

У нас также есть статистика, показывающая, что LMOD ведет людей на занятия. Ранее мы наблюдали подобное с Джейн Фонда, тайбо, зумбой и т.д. и я уверен, в ближайшие годы такого будет всё больше и больше, по мере того, как мы подстраиваем маркетинг LMOD под целевую аудиторию.

Откуда вы берете стойкость и драйв?

Я много драйва наследовал от родителей.

Моя покойная мама была сильной, страстной ирландской женщиной, настоящей спортсменкой – она выиграла в национальном чемпионате на 400м в возрасте 42 лет и пробежала в Играх Содружества с трещиной в большой берцовой кости. У нее в ноге было вколото столько обезболивающего, что она не чувствовала ее. Но она даже не рассматривала варианта сдаться!

Отец у моего папы умер, когда ему было 10 лет, и это сделало его очень сильным и устойчивым. Я вышел из поколения, чьи отцы всегда были слишком заняты для нас, работая ради выхода из времён депрессии и войны. Мужчины моего поколения часто хотели доказать, чего стоят, своим отцам и мною двигало то же самое в начале карьеры.

Как вы оправляетесь от неудач?

У меня аналитический склад ума с умением решать проблемы. Степень бакалавра я получил по философии и экономике, поэтому я многие годы размышлял о том, как лучше вести бизнес, как вести успешные фитнес-клубы и как разрабатывать вещи, которые работают. Много родилось по необходимости, например, как не бросать бизнеса в тяжелые времена?

Я очень люблю то, что мы делаем, и во мне силен дух соперничества, поэтому я просто оправляюсь от ошибок. И конечно же всегда есть удача. Родившись в индустрии фитнеса во времена, когда он стал самым популярным в мире видом спорта, я еще видимо и унаследовал от матери удачу ирландцев.

Первую часть интервью с Филиппом вы можете прочитать здесь

More in Tribe Talk